Мнение

Стоит ли доверять иностранным управляющим пенсионные накопления казахстанцев?

Central Asia Monitor опросил экспертов по поводу инвестиционных решений Нацбанка.

140

Национальный банк РК начал передачу пенсионных денег частным управляющим компаниям. Стоит отметить, что в настоящее время часть таких активов ЕНПФ в размере 220 млн. долларов передана во внешнее доверительное управление, а, кроме того, осуществляются необходимые процедуры по отбору и передаче части накоплений, номинированных в иностранной валюте, зарубежным управляющим компаниям, пишет издание.

В Нацбанке заявили, что цели управления следующие: реплицировать индекс, оставаясь в заданных параметрах риска, при этом поддерживать уровень доходности на уровне эталонного портфеля или выше, поддерживать достаточный уровень ликвидности и минимизировать транзакционные издержки.

Лимит на ex-antetrackingerror — 0,5%. Потенциальный внешний управляющий должен иметь под управлением совокупные активы клиентов, в том числе находящиеся на консультационном обслуживании, не менее 25 млрд. долларов или эквивалентный объем в других валютах.

Согласно новой инвестиционной декларации ЕНПФ, предусмотрены три индекса. Первый — индекс акций (MSCI WorldIndex), в состав которого входят акции компаний с высокой и средней капитализацией, относящихся к развитым странам. Второй — индекс государственных ценных бумаг развивающихся стран с рейтинговой оценкой не ниже «ВВ». Третий — индекс корпоративных ценных бумаг эмитентов развитых и развивающихся стран с высокой капитализацией и рейтинговой оценкой не ниже «ВВВ-».

В рамках нового распределения планируется использовать индексное инвестирование пенсионных активов в глобальный индекс акций и индексы облигаций. Оно будет осуществляться зарубежными управляющими компаниями.

Казахстанское общество довольно неоднозначно оценивает меры Нацбанка по передаче своих накоплений в управление иностранным компаниям, равно как и постоянное инвестирование их в спасение проблемных банков. Главные вопросы, которые волнуют наших граждан, — что будет с их деньгами, смогут ли они рассчитывать на пенсии в старости, насколько рискованно отдавать средства ЕНПФ в управление иностранцам? Эти вопросы журналист Central Asia Monitor адресовал экспертам.

Сергей Дроздов, аналитик ГК «Финам» посчитал, что Национальный банк РК решил пойти по пути всемирно известного и очень успешного норвежского пенсионного фонда, в который направляются сверхдоходы от нефтяной промышленности с дальнейшим инвестированием их в международные активы.

— Что касается вопроса, насколько это безопасно для вкладчиков, то, на мой взгляд, все будет зависеть от конъюнктуры на мировых фондовых площадках и профессионализма зарубежных управляющих, которых планирует привлечь Нацбанк Казахстана, — считает эксперт.

Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade считает, что Нацбанк должен был сделать это намного раньше — еще хотя бы год или полтора назад.

— Тогда на мировых фондовых биржах начинался настоящий инвестиционный бум, и инвестировать на подъеме в индексные фонды (ETF) США, Европы, Китая, крупных развивающихся стран было намного выгоднее, — говорит г-н Пушкарев. — Например, только американский высокотехнологичный индекс Nasdaq поднялся в 2017 году на 33%, индекс S&P500 — на 22%, французский CAC — на 13%, а гонконгский HangSeng — на целых 40%.

Все инвестированные в индексные фонды средства могли бы принести в Единый накопительный пенсионный фонд хороший доход, которого как раз таки не хватало: да, по итогам 2017 года инвестиционный доход ЕНПФ вырос на 12,5%, но этот темп роста оказался намного ниже, чем на рынке. То есть ниже и среднемировой скорости роста инвестиций, и дохода любого индексного фонда или почти любого, составленного из ценных бумаг портфеля. Доля инвестиционного дохода среди всех поступлений в ЕНПФ тоже снизилась до 44,1% по сравнению с 2015-2016 годами, когда инвестиционные поступления лидировали среди статей дохода.

Поэтому наращивать инвестиции в мировые индексные фонды необходимо, а лучше всего с этой задачей способны справиться именно международные компании, имеющие максимально богатый опыт действий в различных фазах рыночного цикла. Это может быть особенно важным теперь, когда после полутора лет гигантского роста всех бирж рынки стали уже намного более волатильными, и к поиску правильного или хотя бы оптимального момента для покупки определенного портфеля бумаг нужно подходить более тщательно. Разумеется, и иностранные фонды не застрахованы в этом плане от ошибок, но всё же они обладают более длинным временным ресурсом накопленного опыта на мировых рынках и могут в качестве относительно более независимых наблюдателей оценивать ситуацию в Казахстане.

Кроме того, ведь дела в ЕНПФ не передаются полностью на откуп иностранным организациям. Это будет неплохая и, вероятнее всего, полезная диверсификация в оценках, а также большее разнообразие спектра инвестиционных подходов, когда к управлению одной большей частью активов будут привлечены местные специалисты, а другой частью активов будут управлять приглашенные иностранные компании. Возможный минус — это (в теории) ангажированность, то есть те или иные завязки в отношениях иностранной управляющей компании с сотрудниками конкретного фонда или даже предпочтительные инвестиции в бумаги определенной компании, определенного государства. Поэтому процесс нуждается в аудите, в контроле, но в целом такого рода проблемы всегда существуют и на национальном уровне внутри страны, но уже со своими национальными компаниями, многие из которых очень тесно интегрированы с государственными структурами.

В качестве положительного примера инвестиций в иностранные финансовые активы с привлечением и независимых оценщиков, и инструментов индексных фондов можно привести опыт Швейцарского национального банка SNB. Он регулярно с 2015 года вкладывает даже не пенсионные деньги, а государственные резервы не только в валюты или в иностранные государственные обязательства, но и в облигации мультинациональных компаний, а также в акции — за пределами своей страны и даже за пределами Европы. Скажем, в те же фондовые рынки США. Разумеется, это лишь небольшой процент от всех имеющихся в распоряжении банка активов, хотя бы потому, что вложения в финансовые инструменты с биржевой стоимостью могут приносить не только доход. Однако на протяжении всех трех лет такой практики он извлекает из этих операций устойчивую прибыль, которая в несколько раз превышает обычный и, как правило, не особенно большой процентный купонный доход от облигаций государств.

Стоит отметить, что при условии вложения в подобные сделки не слишком большой части средств возможные риски от таких операций в случае грамотного управления часто находятся в пределах погрешности. Особенно наглядно это будет видно, если сравнить такие вложения, например, с рисками от курсовых колебаний валюты на рынках или от инвестирования в золотые активы, где волатильность довольно высока и колеблется в пределах 15-20 процентов. И если брать во внимание потенциальные дополнительные доходы, которые может получить ЕНПФ, то стоит признать, что игра все-таки стоит свеч, поскольку эти доходы даже с учетом комиссий, отданных в качестве вознаграждения иностранным управляющим, в конечном счете перепадут и вкладчикам фонда.

Что касается поддержки банков, то это сложный вопрос. Например, опыт, имеющийся в России на данный момент, можно назвать, скорее, положительным — имеется в виду спасение за счет государственных средств таких огромных банков, как «Открытие» или «Югра». Однако то же самое «Открытие» до этого участвовало в санации других банков и в итоге само оказалось нуждающимся в дополнительных ресурсах. Окончательный эффект от поддержки банков финансовыми вливаниями мы сможем оценить (и в России, и в Казахстане) лишь через несколько лет. В настоящий же момент такая поддержка в разумных пределах просто необходима, поскольку банки — это не только вкладчики, но и бизнес. Это деньги, которые в конечном счете раскручивают или не раскручивают маховик экономики, от которого финансово зависит все общество.

Бота Жуманова, основательница тематической пенсионной платформы ENPI.kz отметила, что не все банки заслуживают работать с пенсионными деньгами.

— Инвестиционные компании имеют мандат — специальное инвестиционное направление — с четкими правами и правилами, предусматривающими вложение этих средств только на внешних рынках, то есть только в валютные финансовые инструменты, в акции, либо в облигации. Согласно условиям тендера, Нацбанк выбрал две компании, которые будут управлять облигациями, и компанию, которая будет инвестировать в акции, номинированные в валюте, а не в тенге. Главное — чтобы они понимали специфику зарубежного фондового рынка, а реалии Казахстана не должны интересовать их и влиять на итоговые показатели, — говорит она.

Еще один вопрос, волнующий многих, касается того, что Нацбанк решил вновь выделить 200 млрд. тенге банкам. Создается впечатление, что в скором времени все пенсионные средства уйдут иностранным управляющим и нашим БВУ, а граждане останутся ни с чем. Правда, здесь необходимо понимать, что выделенные Нацбанком в пользу банков 200 млрд. тенге — это инвестиции в новую облигационную программу БВУ по привлечению денег с рынка.

Сейчас в казахстанском банковском секторе уже и так много пенсионных денег в виде депозитов, акций и облигаций, которые выкупил ЕНПФ. Только в облигации банков вложено уже порядка 15% всех пенсионных накоплений наших граждан — это более 1,2 трлн. тенге, то есть в 6 раз больше, чем планирует инвестировать Нацбанк. На мой личный взгляд, не все банки заслуживают того, чтобы работать с пенсионными деньгами, поскольку не берут на себя обязательства быть в этом плане прозрачными, предоставлять информацию о их использовании. О том, что не все они готовы к публичности, свидетельствует такой факт: в свое время несколько крупных банков, оперирующих большими суммами, полученными из ЕНПФ, просто отказались отвечать на запросы общественных организаций.

Если говорить о международной практике, то лучший опыт — норвежский. Там пенсионные активы идут только в те компании, где соблюдаются высокие этические стандарты. Иначе говоря, те, кто строго следует им, — получают длинные и дешевые деньги, а те, кто нарушает нормы корпоративной этики, — нет. В Норвегии есть даже специальный совет по этике, который контролирует инвестиционную деятельность фондов.

Может возникнуть вопрос: чем иностранные управляющие лучше местных с точки зрения стратегии преумножения пенсионных активов? Тем, что они хорошо знают специфику зарубежных фондовых рынков, компаний, трендов... До Казахстана все доходит значительно позже. Кроме того, иностранные управляющие дорожат своей репутацией, историей и прошли уже через несколько кризисов — как локальных, так и глобальных, а значит, имеют необходимый опыт.

Мне лично кажется, что вопрос заключается не в том, лучше или хуже иностранные управляющие компании, а в том, что валютные инвестиции лучше тенговых. У нашей национальной валюты есть долгосрочный риск обесценения, а пенсионные инвестиции — это долгосрочные деньги.

Что же касается финансовой поддержки банковского сектора, то никакие и ничьи деньги не смогут улучшить ситуацию, особенно в тех банках, чьи акционеры не настроены развивать этот бизнес серьезно и профессионально, а просто используют его в своих личных интересах. Кроме того, я считаю, что использовать пенсионные деньги казахстанцев для спасения кого бы то ни было — это неправильно. Тем более если мы вспомним конечную цель самой системы пенсионных накоплений. Она создавалась вовсе не для того, чтобы развивать экономику или спасать банки. Ее задача — обеспечить жизнь казахстанцев хотя бы на базовом уровне после их выхода на пенсию.

Международный опыт говорит о том, что сохранность пенсионных денег может быть гарантирована только тогда, когда сами вкладчики принимают активное участие в инвестициях и управлении ими. Если же этот принцип не соблюдается, то нецелевого использования пенсионных накоплений не избежать.

Расул Рысмамбетов, финансовый аналитик считает, что поскольку за границей частные пенсионные фонды действуют уже давно, то вполне вероятно, что иностранные управляющие компании лучше понимают риски управления такими активами. Как правило, пенсионные средства защищены страховкой и собственными правилами инвестирования.

— То есть, если иностранная компания получает их, то она частично уже ограничена собственным законодательством в плане инвестировании этих средств в рискованные инструменты. Поэтому, как правило, это инвестиции в самые надежные бумаги, — говорит он.

В западных странах существует множество частных пенсионных фондов, которые инвестируют деньги вкладчиков на свой страх и риск при значительных законодательных ограничениях. Финансовые учреждения там тоже привлекают средства на общих основаниях и страхуют свои риски. Средства могут уйти за границу — для инвестирования. Однако горизонт инвестирования, который должен определяться в инвестиционной декларации, необходимо соотносить с возможными рисками.

Капитал — понятие международное, поэтому если иностранные компании готовы гарантировать его сохранность, то это вполне приемлемо. Другое дело — статус этих компаний, опыт, известность и прибыльность.

Что касается вопроса сложности управления банковским сектором в Казахстане и постоянной его дотации за счет пенсионных активов, то тут, вероятнее всего, дело в неоднозначных бизнес-моделях, используемых в БВУ. Возможно, не все наши банки смогли выстроить нормальную бизнес-модель и поэтому сейчас страдают от колебаний рынка.

Материал опубликован по ссылке

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.