Мнение

Старение населения – тренд, который уже нельзя игнорировать

Елена Бахмутова, экс-глава АФН, а ныне Глава Фонда соцмедстрахования о возрастной дискриминации в Казахстане.

983


В своем выступлении на конференции TEDxAstanaWomen — казахстанский «аналог» Маргарет Тетчер рассказала о том, как специалисты в возрасте могут обогатить команду любой компании. Мы решили ознакомить вас с выступлением известного в Казахстане финансиста, поскольку ее видение проблемы полностью совпадает с тематикой нашей платформы.

_____________________________________________________________________________________

Мир живет в своем темпе и зачастую мы от него отстаем. Мы тратим время на изобретение велосипеда, при этом даже не готовы сесть на него. Посмотрите на бизнес, культуру, науку в Казахстане. Как часто проекты в этих сферах становятся популярными у нас, только после признания за рубежом? Как часто личности становятся признанными у нас, после того, как они войдут в шорт-лист какого-нибудь международного фестиваля?

Такое же отношение у общества и к государственным реформам. Модно считать, что они несвоевременны, нецелесообразны или не совсем хорошо работают. Может быть это и правда, но только отчасти.

Думали ли когда-нибудь об отношении общества к реформам? И в какой мере мы как общество им способствуем либо тормозим?

Давайте возьмем пример пенсионной реформы.

Не так давно, в 2013 году Казахстан буквально трясло от пенсионной реформы по уравниванию возраста выхода на пенсию для мужчин и для женщин. Более известной эта реформа запомнилась всем по фразе «Потому что, потому что».

Кстати, эта реформа решала вполне реальную проблему — старение населения, с которой Казахстан уже столкнулся. А давайте вместе посмотрим, кто сейчас эти 60-ти летние «старики и старушки».

В своем большинстве это активные люди, не только могущие, но и хотящие работать.

А есть ли у них такая возможность?

Боюсь, что не всегда.

Мы не говорим об этом вслух, но принято считать, что зрелые люди менее мобильны, хуже воспринимают новые технологии, хуже реализуют новые идеи. И работодатели твердо в это верят, хотя никаких особых исследований на этот предмет не проводилось. Тем не менее, это не мешает продолжать проводить на рынке труда практику дискриминации работников по возрастному признаку, хотя на самом деле бывают зрелые новаторы и молодые ретрограды, которые страшатся даже обновить программное обеспечение на своем мобильном телефоне.

Прошло уже несколько лет после пенсионной реформы. Да, невозможно всю жизнь работать на вредном производстве, на руднике. Невозможно быть балериной в 40 лет или играть Джульетту в 60. Тем менее, можно измениться и найти себя в иной роли в своем ремесле. К примеру, перейти на административную работу на руднике, стать руководителем балетной труппы, можно в конце концов поменять амплуа на сцене с Джульетты на Королеву-Мать. Кстати, такие примеры есть и в нашей жизни.

Те, кто интересуются литературой наверняка знают писательницу Людмилу Улицкую. Она генетик по профессии и свой первый роман она написала после 50 лет, и он, кстати, выиграл Букеровскую премию.

Из моего личного опыта: одна моя коллега — финансист по профессии, не побоялась кардинально изменить свою жизнь и после 40 лет не только получила новое образование, но и занялась совершенно другой областью — педагогикой. И таких примеров много, хотя они и не стали еще обычной практикой.

Почему они не стали обычной практикой?

Наверное, потому что эта дискриминация по возрасту присутствует в нашей жизни, но мы не придаем этому значения как общество.

В работниках нужно ценить способность меняться, то, что я называю профессионализмом.

В первую очередь нужно думать о сотрудниках не с позиции гендера, возраста и т.д, а с позиции профессионализма. Появление на рынке труда дискриминации в особенности больно бьет по женщинам, причем не обязательно тем, кто занимает руководящие должности. И зачастую это вынуждает женщин делать очень сложный выбор, не адекватный общечеловеческим ценностям: то ли заводить семью и детей, то ли заниматься карьерой, развивать ее или переживать день сурка. И большинство женщин начинают свою карьеру именно с осознания таких барьеров и своих ограниченных возможностей, с ощущением стеклянного потолка.

И к женщине — лидеру это ощущение приходит очень быстро, из-за ограниченности времени. Сколько времени у меня на карьеру? 20 лет? А если дети? А если MBA и т.д.

По мнению казахстанских HR-специалистов, горизонт карьерных возможностей наших специалистов как правило исчисляется двумя-тремя годами. Тогда скажите, возможно ли имея таких короткие временные периоды браться за сложные и долгосрочные проекты?

И в какой мере эта добавленная стоимость может содействовать устойчивому росту самого человека и общества в целом?

Женщина может добраться до вершины карьерной лестницы, имея определенную долю настойчивости и целеустремленности. Важно только на вершине понять, то ли это, к чему стремишься.

Я думаю, нужно изменить понимание категории успешности. Измерять успех не достигнутыми вершинами, а в видении горизонта. Нужно чтобы в обществе изменился взгляд на это, чтобы у людей не не было ограничения возможностей по возрасту.

Казахстан и казахстанцы часто живут от одного проекта к другому, от одной идеи до другой. И это не плохо, потому что идеи рождают движение.

Но как превратить идеи в результат. К примеру, нужно войти в 30-ку развитых стран. Но чтобы это сделать нужно обладать реальным человеческим потенциалом. А есть ли он у нас?

Часто говорят, что не хватает кадров, у них низкая квалификация и т.д. А я думаю, что человеческие ресурсы есть, просто мы их не видим и наш менталитет не позволяет их увидеть. Они спрятаны за ширмой престарелых представлений.

Думали ли вы о том, чтобы в сегодняшнюю жизнь активно вовлекать людей, которым сейчас 50 лет? Это люди в состоявшемся возрасте, они пережили не только кризисы, но и смену эпох. Они были свидетелями многих изменений, нельзя сказать, что все, над чем они работали так плохо. Время требует перемен и, конечно, большая ответственность лежит на новом поколении, и они совершат «новые старые» ошибки. А думаем ли мы о том, как использовать опыт предыдущих поколений?

Все, что у нас сейчас есть не появилось просто так, это результат работы людей. Людей, которые живут рядом с нами, именно они делали рыночные преобразования. Это они были амбициозными молодыми людьми, и причем реформы делались плечом к плечу с людьми, которые вообще вышли из прошлой эпохи. Однако это не помешало свершить преобразования. Сегодня те молодые реформаторы стали зрелыми людьми, но почему мы думаем, что они сразу же превратились в ретроградов, которые ничего не могут делать?

Когда вдруг вышла из моды мудрость? Опыт? В какой момент перестало быть актуальным создание будущего на осознанном пересмотре исторического прошлого? В нашей культуре уважение к возрасту было всегда. И это не дань перед немощью, а именно преклонение перед мудростью. Возможно пришло время вернуться к этим истокам.

На информационном поле очень много женских тем. Если посмотреть на казахстанскую повестку, то все наши «женские» информационные поводы посвящены теме насилия, разбирательствами звезд эстрады, а тему женского лидерства никто серьезно не обсуждает.

Проблема в том, что часто мы чисто «технически» не сможем вырастить женщин-лидеров, если будем ставить крест на их карьере после 40 лет. Той же Терезе Мэй более 60 лет.

Казахстан развивается, но многие мировые тренды остаются без осмысления.

Например, у нас есть молодежная политика, но почему у нас политики для зрелых и пожилых людей, кроме социальной политики в сфере медицины. А пласт этих людей становится все больше. У нас нет специальных программ по трудоустройству таких людей.

Идет урбанизация и пожилые люди ограничены в выборе — жить с детьми или в доме престарелых. И то, и другое ограничивает их. В мире есть много примеров, когда забота о пожилых людях позволяет им иметь собственный круг общения, горизонт личного развития. В мире уже существуют особые социальные дома, со специально оборудованными лифтами и инфраструктурой, своим кругом общения, педагогической работой и тд. У нас все это могло быть, если бы мы вовремя заметили тренд.

Последние годы я работаю в крупном холдинге, который в своем названии имеет фразу «фонд национального благосостояния». Что такое национальное благосостояние? Чем его измерить? Ведь это не только тонны добытой нефти, налоги, уплаченные в бюджет, построенные заводы. Это измеряется не только финансовыми и производственными показателями. Это особая атмосфера социального благополучия всего населения. Эту атмосферу невозможно создать силами одного ведомства, или только на уровне семьи, без общества, без бизнеса и государства. Эта атмосфера не возникнет без вклада каждого человека, живущего здесь и создающего эту атмосферу.

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.