Мнение

Магжан Ауэзов: «Пенсионные накопления не могут быть залогом в банке»

Глава «Forte Bank» ответил «Пенсионному информатору» на несколько вопросов относительно реформы пенсионной системы

3033
Магжан Ауэзов
Магжан Ауэзов

Как известно, глава государства Нурсултан Назарбаев дал задание Нацбанку, как регулятору, вернуть элементы конкуренции в управление пенсионными активами.

Вопрос должен был быть решен до конца 2016 года, однако до сих пор рынок обсуждает с правительством РК модель новой концепции.

— Г-н Ауэзов, если бы Вам предложили возглавить ЕНПФ на Ваших условиях, Вы бы согласились?
— ЕНПФ, пенсионная система и банковский сектор — это принципиально разные вещи с точки зрения управления. Все-таки я больше могу реализоваться в коммерческом секторе. Но я бы хотел отметить, что сейчас работа ЕНПФ стала намного более прозрачной, чем была ранее с частными пенсионными фондами. Посмотрите, сколько о ЕНПФ пишут: и плохого, и хорошего. Для людей, которые сейчас управляют фондом, это сложно, когда твою работу так много обсуждают. Пенсионный фонд интересует всех, потому что это пенсионные накопления каждого гражданина — и тут никуда не денешься.

«Работа ЕНПФ стала более прозрачной, чем была во времена частных пенсионных фондов»

Что касается изменений системы, то с тем, что нужна реформа в ЕНПФ, как мне кажется согласны все участники финансового рынка, но реформа нужна не радикальная.

— Почему же не нужно радикальных реформ? К примеру, в Австралии уже отказались от пенсионной системы.
— Мы не Австралия, и там все не так просто. Мне кажется, в таком остром социальном вопросе, как пенсионное обеспечение, нельзя делать радикальных шагов. Изменения должны быть продуманными и аккуратными.

— Работать с пенсионными деньгами более ответственно, чем с другими? Вы много говорите о том, что нужно повышать риск-менеджмент в казахстанских банках, не все хорошие. Как Вы думаете, стоит ли повышать требования к банкам со стороны Казахстанского фонда гарантирования депозитов, если банк работает с пенсионными деньгами?
— На самом деле, с любыми деньгами работать — это высокая ответственность. Что касается Вашего вопроса, то это интересный системный подход, который может затрагивать реформу системы КФГД в целом и пересмотр стоящих перед ним задач.

Но все-таки в мировой практике депозиты населения, которые страхуются и возмещаются — это одна история, а пенсионные деньги в банках, размещенные институциональными инвесторами — это другая история. Любой пенсионный фонд или управляющая компания, которая управляет пенсионными деньгами, принимает решения на основе рекомендаций сотрудников, которые являются профессиональными финансистами, которые могут работать с финансовой отчетностью, инструментами анализа и т.д. 

Решения в пенсионном фонде принимают профессиональные финансисты, которые имеют доступ к отчётности

А розничные вкладчики с депозитами, по своей сути, не являются профессиональными участниками рынка. Именно поэтому, в целом, инструменты возмещения последствий плохих решений вкладчиков есть во всех развитых странах, а вот если ошибку допустили профессиональные участники рынка — то это уже ошибка профессионализма, репутации и т.д.

Высокопрофессиональные институциональные инвесторы — это одно, а розничные вкладчики — другое. И то, что разрешено институциональным инвесторам, строго запрещено розничным инвесторам, поэтому, в целом, у них разные правовые платформы, уровни ответственности и механизмы защиты. Если включить механизмы защиты и возмещения со стороны КФГД «пенсионных активов», размещенных в банках, то потребуется очень большая реформа КФГД.

Розничные вкладчики — не профессиональные участники рынка, поэтому государство защищает их от плохих решений

Не знаю, нужна ли она, так как сейчас речь идет о том, чтобы пенсионными деньгами все-таки управляли профессиональные институциональные компании — КУПА и ЧУКи.

— Банки смотрят на пенсионные деньги как на длинное фондирование, а почему Вы не смотрите на них как на возможные активы, которые можно брать в залог и на основе пенсионных накоплений предлагать банковские продукты и услуги?
— Пенсионные деньги — это деньги, которые накапливаются на будущее. Насколько правомерно и логично будет брать и использовать эти средства на текущее потребление? Это будет ломать всю логику смысла пенсионной системы.

— Да, но люди хотят жить сейчас, а не через 30 лет.
— Тогда мы возвращаемся к другой модели пенсионной системы, не накопительной.

Мое личное мнение — пенсионные накопления не могут выступать залогами. Конечно, есть разные модели, к примеру, в Сингапуре, часть накоплений граждане могут использовать для образования, первоначального взноса ипотеки. Но я смотрю на это, как на некие элементы гибкости самой системы, но не как на правило. 

В целом, пенсионный вклад как залог — это очень большой отход от того, чтобы у людей были накопления в будущем при достижении пенсионного возраста.


Для справки:
В АО «Forte Bank» размещены 40,8 млрд. тенге пенсионных активов в виде депозитов (договоры до 2024 года) и 71 млрд. тенге пенсионных активов инвестированы в облигации банка.

Структура инвестиционного портфеля ЕНПФ дана по состоянию на 1 сентября 2017 года.

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.