Компании

Нурлан Смагулов: если из ЕНПФ не давать деньги казахстанским бизнесменам, то вообще кому их давать?

Владелец «Astana Group», в которую входят КМК "Астана Моторс" и Mega Development о своем опыте работы с пенсионными деньгами ЕНПФ, доходности и рынке недвижимости.

1729


— Летом прошлого года на фоне критики ЭКСПО зацепило и Вас, в связи со строительством Меги, которая строилась на пенсионные деньги, то есть, конечно, финансирование было через финансовые институты, но тем не менее — источником кредитования был ЕНПФ. Очень поразил шаг, когда вы досрочно закрыли часть обязательств в 8 млрд.тенге. Вы показали, что для вас репутация много значит, по-первых, во-вторых, вы ответственно относитесь к пенсионным деньгам. Расскажите, почему вы решили принять такое решение?

— По двум причинам. Во-первых, общество неоднозначно восприняло такую информацию, и мы решили закрыть этот кредит как можно быстрее. Из 15 млрд. тенге, мы погасили 8 млрд. Сейчас изыскиваем возможность, чтобы погасить всё. Вторая причина прагматичная — это очень высокая ставка. В коммерческих банках второго уровня текущая ставка 13% годовых в тенге. Нам дали под 18,5% годовых.

— Доходность, которую вы дали очень высокая и действительно была выгодна вкладчикам ЕНПФ. Способен ли казахстанский бизнес в реальном секторе на долгосрочной основе генерировать такие доходы, чтобы обслуживать такие обязательства?

— Не способен. Я не знаю такого бизнеса, который генерировал бы 18,5% в годовых в долгосрочном периоде. Возможно это какие-то короткие торговые операции, может быть такие деньги можно осваивать на факторинге, когда у тебя кассовые разрывы — брать на неделю, на две недели. Но чтобы брать на несколько лет под 18,5% годовых — я такого конкурентного бизнеса в Казахстане, не связанного с природными ресурсами, не знаю. Наш бизнес тоже не может выйти на такой процент. Мы его дотируем из собственных средств. Поэтому мы не хотим этот кредит дальше обслуживать, хотим погасить.

— Вы говорили, что во всем мире пенсионные деньги направляются в различные фонды недвижимости, в том числе коммерческие. Не могли бы Вы рассказать подробнее.

— В исследовании ОЭСР, в котором участвовало 99 самых крупных пенсионных фондов мира, под управлением которых более 10 триллионов долларов (больше трети всех пенсионных активов в мире), показывает интерес к инфраструктурным проектам, к недвижимости. К примеру, CalPERS (крупнейший пенсионный фонд в Соединенных Штатах) принял решение, увеличить инвестиции в инфраструктуру. Таким образом, этот фонд вложил 1,5 млрд. долларов в 2015 году в новые проекты, связанные с коммерческой недвижимостью. Пенсионный фонд Квебека удвоил вложения в инфраструктуру, доведя общий портфель до 5% в 2014 году. Эти факты говорят о том, что по всему миру пенсионные фонды увеличивают вложения в инфраструктурные проекты, связанные с коммерческой недвижимостью. Фонды зарабатывают на том, что бизнес строит нужные инфраструктурные объекты, в том числе и в сфере коммерческой недвижимости. Она сдается в аренду и бизнес выплачивает доходность по выпущенным облигациям. По сути, мы реализовали этот механизм в Казахстане, доходность, которую мы обеспечили была очень высокая.

— Согласны ли Вы с тем, что имеет смысл направлять пенсионные деньги на растущем стабильном рынке недвижимости, а не на падающем, например, в Казахстане ...

— Это имеет смысл именно на падающем рынке, потому что после каждого падения происходит взлет за счет инвестиций в недвижимость.

— Вам не кажется, что в обществе есть большой уровень недоверия к инвестиционным решениям ЕНПФ, которые принимаются, ...есть накопленный негатив?

— Наш урок — общество неоднозначно относится к Единому пенсионному национальному фонду. У большинства отношение такое: "давайте инвестировать в инфраструктуру, строить больницы, детские сады. При этом люди не понимают, что цель Единого пенсионного национального фонда — как можно больше зарабатывать дивидендов. Менеджеры обязаны гарантировать вкладчикам Фонда твердые доходы и хорошую рентабельность, чего не следует ожидать, если строить инфрастуктурные проекты. Эти проекты некоммерческие и не могут дать большого вознаграждения. Общество у нас еще постсоветское, протестное. Мы очень идеологизированы и не настроены на то, чтобы принимать хладнокровные решения. Надо относиться к деньгам бережно и понимать какие сейчас ресурсы задействовать, чтобы увеличивать свой доход, прибыль. Поэтому нужен альтернативный взгляд на этот вопрос: либо вы хотите больницы, школы строить на деньги ЕНПФ, либо вы хотите получать вознаграждение и хорошую пенсию, когда достигнете пенсионного возраста.

— Если в целом абстрагироваться от конкретных примеров, можно ли давать казахстанским бизнесменам финансирование из пенсионных денег? Назовите 10 казахстанских бизнесменов.

— Называть казахстанских бизнесменов я не буду, это очень субъективно и неправильно. Бизнесмен называет других бизнесменов!? Это пусть делают аналитики, общество. Но скажу, что если из Единого пенсионного фонда не давать казахстанским бизнесменам, то вообще кому их давать? Все деньги размещать на Западе или давать иностранным бизнесменам? Если мы не верим казахстанским бизнесменам, не верим в казахстанский бизнес, то это вообще, скажем так, очень негативная тенденция с очень плохим финалом.

Конечно, их нужно давать в первую очередь казахстанским бизнесменам. Тем, которые в течение многих лет заслужили положительную деловую репутацию и каждодневным трудом создают рынок, создают казахстанский продукт и услуги. Глава государства призывает к тому, чтобы давать деньги казахстанскому бизнесу.

— В Казахстане пенсионный рынок будет модернизироваться, к управлению будут допущены частные управляющие компании. Вам хотелось бы с ними работать, чтобы привлекать пенсионные деньги для своих проектов?

— После той реакции общества на то, что мы привлекли пенсионные деньги, хотя мы не просили деньги из ЕНПФ (примеч. Ред. Денежный займ был предоставлен АО «Байтерек Development ), лично у меня уже нет никакого желания работать с пенсионными деньгами. При этом, я считаю, что они должны задействованы в бизнесе, в экономике Казахстана.

— Ваша компания вышла на KASE. Вы еще ничего не выпустили? Когда планируете?

—  Мы вышли на KASE, чтобы самим понять свою рыночную стоимость, чтобы показать участникам рынка и всему финансовому рынку нашу прозрачность и готовность вести цивилизованный бизнес. Для нас это эволюционный рост. Пока никаких конкретных решений по продаже акций у нас нет. Считаем, что в данный момент рынок недооценен. Рынок коммерческой недвижимости, по оценкам, находится в самом низу за последние 10 лет.

— Поделитесь списком личных целей, которые ставите на 2018 Год

— Цели очень просты. Наша Миссия — создание нового цивилизованного казахстанского рынка, нового уровня потребления. Мы хотим, чтобы рынок рос качественно и для своей компании мы поставили цель — не количество, а качество. Задача компании «Астана Моторс» стать не самой большой компанией в Казахстане, а самой лучшей компанией в авторитейле, оказывать самые продвинутые услуги населению, быть самой понятной для наших клиентов и предлагать самое высокое качество услуг и товаров. Цель MEGA та же — быть самыми качественными. Мы самые большие, но при этом, важно оставить за собой лидерство не по количеству торговых центров или площадей, а именно по качеству.

Сеть торгово-развлекательных центров MEGA — крупнейшая в Казахстане. Это означает, что мы приведем к балансу досуга, развлечений, образовательных и других услуг к торговле. Уже на сегодняшний день в ТРЦ MEGA развлечения и общепит равняется торговле. Но мы планируем и эти показатели увеличивать. И это мы считаем нормой, потому что сегодня в торговые центры ходят не столько для шопинга, сколько за новыми впечатлениями.

В этом году мы расширим наш флагманский ТРЦ MEGA Alma-Ata за счет строительства 15-зального киноцентра, увеличения площади фудкорта и развлекательной зоны. Мы стремимся, чтобы наши торговые центры стали самыми лучшими, конкурентоспособными и служили только для детей и для семейного досуга.

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.