Инвестиции

Павел Логинов о пенсионных деньгах: четко и в срок

Председатель правления АО «Евразийский банк» рассказал ENPI.kz о том, как банк досрочно выкупил свои еврооблигации с рынка, а также об отношении к «пенсионным» обязательствам.

2088

— Евразийский банк входит в топ-3 банков, в которых больше всего размещено пенсионных денег казахстанцев в виде депозитов ЕНПФ. Более 47 млрд. тенге банк привлек в 2014 году для решения проблемы с ликвидностью. Расскажите, подробнее, как работают эти деньги в вашем банке?

— Прежде чем ответить на ваш вопрос, хотелось бы вначале сказать пару слов об экономике Казахстана, это важно для контекста. Во-первых, отличительная черта экономики Казахстана — большая доля государственного сектора. Программы поддержки малого предпринимательства на порядок более развиты, чем к примеру, в России. «Даму» работает просто на отлично.

Вторая особенность — высокая степень долларизация экономики, если сравнивать с той же Россией.

Третье — отсутствие длинных средств. Буквально недавно читал статью о неравной конкуренции между местными и зарубежными компаниями по строительству дорог, так как они привлекают кредитные деньги под разные ставки и, следовательно, предоставляют разные цены своих работ.

Из позитивных моментов мы видим, что инфляция опустилась до 7%. Это очень серьезная работа Нацбанка. Кто-то его ругает, кто-то хвалит, но инфляция — это ключевой базовый показатель для инвестора, который должен считать свои доходы на сделанные инвестиции с учетом инфляции. Чем ниже и стабильнее инфляция, тем лучше для инвесторов. Кроме того, мы видим стабилизацию курса тенге.

Мы считаем, что это позитивные отличительные черты казахстанского рынка, в соседних странах центробанки принимали не совсем эффективные меры. Есть с чем сравнивать.

Теперь о длинных сравнительно дешевых ресурсах в национальной валюте. Где их взять?

Это проблема всех государств, чьи валюты не являются резервными. По сути, это проблема всех стран, кроме Америки, Европы и Японии. Что такое средства ЕНПФ? Это накопления на наше будущее, когда будущим пенсионерам нужно будет на что-то жить. Система, сложившаяся за многие десятилетия.

И тут главный вопрос — не получение дохода, а сохранение «тела накопления». Если в нацвалюте, то всегда встает вопрос, в какой валюте они должны размещаться. Многие пенсионные системы ориентированы именно на национальную валюту.

Теперь относительно вашего вопроса. Да в 2014 году мы — один из крупнейших банков, осуществивших привлечение депозита ЕНПФ на 54 млрд. тенге. На сегодняшний день сумма депозита снизилась до 47 млрд. тенге. Кроме того, ЕНПФ вкладывался в Евразийский банк не только через размещение депозита, но и покупку евробондов.

В прошлом году мы погасили эти евробонды на 400 млн. долларов, в тенге — это более 100 млрд. тенге! Этот факт показывает то, как мы выполняем свои обязательства: четко и в срок. В случае, с евробондами, к примеру, мы погасили их досрочно.

— А почему Евразийский банк решил досрочно погасить евробонды?

— Для нас это было дорогое фондирование, ставка по евробондам была 7,5% в долларах. Мы из нашей ликвидности и из нашей прибыли решили закрыть эти обязательства досрочно, то есть банк на настоящий момент обладает значительной устойчивостью, позволяющей ему отказываться от дорогого фондирования и выбирать эффективные источники пассивов.

— Вы упомянули, что сейчас сумма размещенного депозита из ЕНПФ в банке — 47 млрд. тенге. А планируете ли вы в дальнейшем фондироваться за счет ЕНПФ и для каких целей? К примеру, некоторые банки высказались о принципиальном отказе работать с пенсионными деньгами дальше.

— Баланс банка на сегодняшний день составляет порядка 1 трлн тенге. Если смотреть на депозит ЕНПФ (47 млрд. тенге) в нашем банке, то он составляет не более 5% наших пассивов, то есть, это незначительная часть наших обязательств. Основные обязательства — это средства наших клиентов, юридических и физических лиц. И пенсионные деньги, и средства из других источников — это рыночные вложения.

Расскажу о политике формирования пассивов, исходя из которой будет понятен наш ответ.

Во-первых, мы диверсифицируем источники фондирования.

Если у нас есть возможность привлечь деньги из источника ЕНПФ, мы будем этим пользоваться, также же как мы работаем с разными другими компаниями, которые хотят разместить свои депозиты в банках. Для нас это диверсификация. Мы не хотим зависеть только от одного источника финансирования. Диверсификация помогает закрывать риски и дает возможность нам как банку отвечать по своим обязательствам, вне зависимости от ситуации на рынке.

Во-вторых, мы смотрим на стоимость пассивов.

Сегодня у нас депозит ЕНПФ размещен на 10 лет по ставке 8,7% годовых в тенге. Если мы найдем где-то более дешевые пассивы (фондирование), то мы будем отказываться от денег ЕНПФ.

Это просто вопрос экономики, стоимости и доступности фондирования. Поэтому мы как некоторые наши коллеги-банкиры не говорим, что однозначно не будем пользоваться средствами ЕНПФ. Если это будет дешевле и выгоднее, то будем, потому что низкая ставка дает банку больше прибыли и возможность быть более эффективными для наших клиентов и акционеров. Кроме того, мы через привлечение средств из ЕНПФ стараемся помочь пенсионному фонду приумножить деньги.

Третье — это длина ресурсов.

Деньги ЕНПФ на сегодняшний день — это единственный долгосрочный десятилетний финансовый ресурс, который есть на финансовом рынке. Длиннее только капитал акционеров.

Многие государства используют пенсионные государственные системы для долгосрочных проектов, к примеру, выпускают длинные инфраструктурные облигации. Поэтому мы будем заинтересованы в этих деньгах, чтобы они занимали определенную долю финансирования банка.

— Считаете ли вы необходимым дополнительно страховать депозиты ЕНПФ в коммерческих банках?

— Страхование депозитов ЕНПФ в коммерческих банках может служить стимулом для развития качественной базы фондирования банков и страхового сектора в Республике Казахстан, а также, будет являться инструментом дополнительной защиты пенсионных накоплений граждан.

— Нам как вкладчикам ЕНПФ небезразлично, что сейчас происходит в Евразийском банке. Вы представитель новой команды, возглавили банк год назад. Расскажите, какие цели поставлены перед вами и как будет развиваться банк?

— Перед нами поставлена задача трансформировать банк. У нас обновленная команда, и мы реализуем стратегию стать лучшим банком Казахстана по 3 направлениям: лучший работодатель, самый удобный банк для клиента и самый эффективный банк для акционеров и инвесторов. Здесь все связано. Если в компании нет профессиональных людей, правильного персонала, то, счастливых клиентов никогда не будет, соответственно, без счастливых клиентов мы не будем зарабатывать прибыль и не сможем быть эффективными.

В 2017 году мы провели в банке полный аудит, показали масштаб проблем акционерам и пути их решения. Одним из первых Евразийский вошел в Программу повышения финансовой устойчивости Национального банка РК. Мы знаем наши слабые места, но главное — знаем, как с ними работать, держим проблему под контролем. И поэтому я с полной уверенностью могу сказать, что сегодня Евразийский можно считать одним из самых надежных банков в стране. Мы совершенно прозрачны. Наша задача — демонстрировать и дальше полнейшую прозрачность. Мы произвели переоценку своих активов в прошлом году, поэтому точно понимаем, на чем мы можем потерять и на чем мы зарабатываем. Также нам важно, чтобы управленческая отчетность и отчетность по МФСО были максимально близки, чтобы между ними не было значительной разницы.

— С какими отраслями банк не работает вообще?

— За короткое время в Казахстане прошли 3 волны девальвации, целые отрасли, где в себестоимости была большая долларовая составляющая, получили значительные проблемы. Мы также были вынуждены ограничить спектр отраслей для кредитования, например, сельское хозяйство и строительство. Сегодня в корпоративном сегменте планируем развивать бизнес вокруг нашей материнской производственной компании. У ERG много компаний-партнеров и поставщиков услуг, это хороший круг клиентов, работающих в ореоле крупной корпорации. Мы — универсальный банк и не отказываемся от корпоративного бизнеса. Как я уже отметил, наш баланс составляет порядка 1 трлн. тенге, из них 770 млрд. — это кредитный портфель. Половина этого портфеля — это физлица, а половина — корпоративный бизнес и МСБ, мы активно работаем в реальном секторе экономики.

— А что касается МСБ и розницы?

— Работаем с фондом «Даму», буквально на прошлой неделе получили транш на льготное кредитование в трех регионах. В этом году хотим в 2 раза увеличить вложения в реальный сектор по программам фонда. Кроме того, мы хотим создать сервис по удобному дистанционному обслуживанию ИП. Пока удачных примеров, который бы охватил всю страну, в Казахстане нет.

Основной фокус новой стратегии развития банка мы сосредоточили на розничном бизнесе, мы хотим увеличить его долю до 70% в портфеле (сейчас 50%). У розницы более понятная фин.модель, так как мы более точно, чем в корпоративном бизнесе, можем просчитывать риски и предвидеть возможные потери в кредитном портфеле. Мы — банк с самой большой долей на рынке в секторе кредитования новых авто — 50%, один из лидеров в сфере POS-кредитования, активно растет наш сегмент зарплатных клиентов благодаря программам лояльности и карточным продуктам таким, как карта рассрочки, например.

— Насколько большой у вас розничный бизнес?

— База клиентов составляет 2 млн. 600 тыс., и это самое ценное, что есть у банка. У нас больше 1 млн. действующих активных клиентов. Наша задача — дать им максимально удобный продукт и, конечно, мы хотим, чтобы клиенты к нам возвращались.

— В рознице самая большая конкуренция.

— Для того, чтобы сделать банк лучше для клиентов, мы всерьез задумались о клиентской лояльности. Мы создали подразделение, ответственное за изучение клиентского опыта, костяк в котором составляют люди из розницы, причем, не банковской. Это — экс-сотрудники телекома, поскольку телеком — это миллионы клиентов, меньшая маржа и намного более продвинутые технологии общения с клиентом. Перед ними стоит большая задача, как сделать взаимодействие клиента и банка удобным и понятным. Кроме того, они заняты внедрением индекса NPS, который будет замерять уровень удовлетворенности клиентов нашим сервисом. К сожалению, признаю, что многое у нас еще неудобно для клиентов. И мы в начале пути по устранению ошибок, недоразумений, недочетов. Конечно, у нас есть свои сильные стороны, в чем-то мы лучше других игроков, но мы хотим приблизиться к лучшим бенчмаркам в розничном бизнесе.

— В Казахстане обсуждается реформа пенсионной системы и хотелось бы понять вашу позицию и мнение относительно модернизации пенсионного рынка, который сейчас обладает накоплениями в 8 трлн. тенге. Планируется появление управляющих компаний. Или вам удобно работать с одним фондом с точки зрения того же фондирования?

— Да, нам удобно работать с одним фондом. Казахстан уже проходил историю с частным управлением. Есть плюсы и минусы. Что касается фондирования банков, то Нацбанк сейчас активно и профессионально управляет пенсионными деньгами, мы чувствуем это на себе.

Что касается модернизации пенсионной системы, то если мы увидим возможность участия, то мы можем рассмотреть вариант работы с пенсионными активами и через управляющие компании.

— На рынке появились поправки и предложения, чтобы данные всех вкладчиков ЕНПФ автоматически сливались в Государственное кредитное бюро и были доступны банкам в любое время, без запросов самих клиентов. Я не совсем понимаю, почему эти данные должны сливаться автоматически? Данные должны предоставляться только по запросу клиента в тот или иной банк и только при даче согласия на доступ к персональным данным.

— К этому вопросу 2 подхода: отношение со стороны клиентов и отношение со стороны

банков. Правила по работе с персональными данными клиентов — очень серьезные правила и их нарушение — это уголовно наказуемые действия. Я могу сказать, что в банках системы безопасности серьезно регулируются, в том числе и Нацбанком. Сложно представить себе ситуацию, когда какой-то банк собрал данные и пошел ими торговать. Если банки получат возможность работать быстрее с данными клиентов, с информацией о них, то, возможно, на рынке произойдет прорыв в качестве обслуживания и в скорости предоставления продуктов и услуг.

«Проскорив» клиента, банк может заранее сказать, какой клиент может оформить кредит и на какую сумму, причем по профилю сразу понять, какой именно продукт или услуга нужны человеку.

Затем эта услуга или этот продукт будут предоставлены тем путем, который будет наиболее удобен клиенту. Нужно уйти от банков с очередями и отделениями, свести максимум банковских услуг к мобильному телефону и через него получать все, что нужно. В целях развития цифрового банка и дистанционных каналов обслуживания мы отдельно вывели у себя направление digital, будем развивать свой цифровой канал, чтобы клиент в 3 клика получил нужную услугу. Я считаю, что удобство клиентов важнее, чем боязнь использования персональных данных.

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.