Инвестиции

ЭЛЬДАР САРСЕНОВ: Пенсионные деньги оказали положительный мультипликативный эффект

Enpi.kz встретился с председателем правления АО «Нурбанк», чтобы узнать, как казахстанские банки используют деньги ЕНПФ.

11982

фото: Жайнар Даркембаев

— Банковский сектор является одним из активных потребителей пенсионных накоплений казахстанцев. Нурбанк также в числе заемщиков ЕНПФ. Расскажите, на какие цели банк использует и привлекает пенсионные накопления?

— Прежде чем ответить на ваш вопрос, давайте вспомним, как пенсионные деньги были инвестированы в банковский сектор. Пенсионные деньги казахстанцев были размещены частными пенсионными фондами в субординированные облигации и акции коммерческих банков еще до создания ЕНПФ. Во-первых, поскольку срок погашения этих инвестиций (облигаций) еще не наступил, они все еще находятся в инвестиционном портфеле ЕНПФ . Во-вторых, единовременное досрочное изъятие пенсионных денег из банков пошатнет стабильность всей банковской системы.

Как с пенсионными деньгами ЕНПФ работает Нурбанк? Средства, выделенные ЕНПФ, учитываются на отдельных счетах, что делает контроль за ними более прозрачным. В 2016 году банк получил 11,4 млрд.тенге из всего пула пенсионных средств, который фонд разместил в коммерческих банках.

В 2016 году, после девальвации банки испытывали острый дефицит тенговой ликвидности вплоть до конца года. Вливание в экономику нескольких сотен миллиардов дешевых тенге из ЕНПФ вкупе с государственными субсидиями стали решающими для представителей реального сектора и бизнеса.

— Вы сказали, дешевые несколько сот миллиардов тенге. Дешевые — это сколько?

— В 2016 году ставка в 15,2% годовых в тенге считалась дешевым финансированием, сейчас это уже дорого.

— В 2016 году вливание денег из ЕНПФ в коммерческие банки было стратегически важным решением, но оно ведь не может быть долгосрочным.

— Если весь банковский сектор держится на деньгах ЕНПФ и субсидиях — это, конечно, не долгосрочное решение. Но, на тот момент, после девальвационного шока это было важным шагом.

— Насколько я поняла, вы используете пенсионные деньги для целевого кредитования МСБ.

— Это требование программ «Даму» — фонд является агентом по средствам, выделенным из ЕНПФ.

— Г-н Смагулов как представитель реального сектора экономики, взял пенсионные деньги на строительство торгового центра и досрочно их вернул из-за критики общественности, хотя доходность была 18,5%. Нужно ли использовать пенсионные деньги для кредитования таких проектов, вы ведь работаете с бизнесами в разных отраслях?

— Пенсионные средства, которые взял Нурбанк — это 3-х годичные деньги и они не сравняться с долгосрочным фондированием, которое мог бы привлечь банк, размещая свои облигации или получая фондирование в рамках программ поддержки бизнеса от фонда ДАМУ. Необходимо понимать, что ЕНПФ был временным решением для системной проблемы банковского сектора. Системная проблема ликвидности прошла и фондирование от ЕНПФ в своем прежнем виде уже не актуально для банковского рынка. 18,5% доходности, о которой говорит г-н Смагулов — это была вполне рыночная ставка на тот момент.

Реальный сектор, включающий экспортеров и производителей фактически кредитовался по льготной ставке в 10% годовых. То есть, банк финансировал клиентов под рыночную процентную ставку, а 10% годовых из которой субсидировало государство. Таким образом, кредитованием был охвачен очень широкий пласт экспортеров и производителей в разных отраслях экономики.

Положительным моментом можно назвать то, что пенсионные деньги, выделенные банкам и в дальнейшем размещённые в реальном секторе, оказали положительный мультипликативный эффект: сотрудники компаний получают зарплату, платят налоги, пенсионные взносы и т.д. Здесь ЕНПФ сыграл отличную роль и, мне бы хотелось поблагодарить всех, кто участвовал в предоставлении такого инструмента казахстанскому бизнесу.

— Должны ли пенсионные деньги, размещенные в виде депозитов в банках, покрываться Казахстанским Фондом Гарантирования Депозитов? Ведь, по сути, бенефициары этих денег одни и те же — физические лица (и большинство имеют в ЕНПФ накопления не более 1 млн.тенге)?

— Во-первых, банковский сектор имеет очень важное значение для экономики любой страны. Они, в какой то степени, являются проводниками государственной поддержки реального сектора экономики. Ведь государству не выгодно напрямую оказывать финансовую помощь небольшому предпринимателю в каком-нибудь регионе. Поэтому у государства особое отношение к банковской системе, которая является одним из самых регулируемых в экономике. Банки на постоянной основе аудируют независимые иностранные компании и всевозможные государственные органы.

Прошедшие девальвации и мировые кризисы продемонстрировали ту положительную роль для экономики и общества, которую играют банки.

В настоящее время банковский сектор сильно ограничен в привлечении внешнего финансирования, ввиду высоких валютных рисков и стоимости фондирования. К сожалению, основным источником фондирования являются средства государственных компаний.

Во-вторых, сохранить пенсионные накопления и государственные средства является первостепенной задачей для государства и в случае ликвидации банка их возврат в приоритете после выплат заработных плат и налогов.

Из ликвидированных «Дельта банка» все пенсионные деньги забрали, по сути, из «Казинвестбанка» тоже, поэтому исторической предыстории реальной потери пенсионных денег нет. Но если казахстанский фонд гарантирования решит, что банки должны дополнительно хеджировать риски по деньгам ЕНПФ, которыми можно работать и оперировать, думаю, банки согласятся с этим. Не буду говорить за всех коллег, но что касается «Нурбанка», то мы готовы платить дополнительные взносы по пенсионным деньгам, если будет необходимо и при этом иметь возможность фондирования из ЕНПФ. Это нормальные честные условия.

— На мой взгляд, Россия и Китай — вот два игрока, которые будут усиливать влияние в банковском секторе Казахстана. Как Вы относитесь к тому, чтобы иностранные банковские дочки работали с теми же пенсионными и государственными деньгами наравне с казахстанскими?

— Можно на это посмотреть с разных сторон и получить разные ответы. Я постараюсь посмотреть на этот вопрос с 3-х позиций.

Первое — это конкуренция. Банковский сектор сейчас один из самых конкурентных. За хороших клиентов между банками иногда разворачивается нешуточная конкурентная борьба. В итоге выигрывает клиент, который получает самые лучшие условия и большие преимущества. Чем больше игроков будет заходить на рынок, тем лучше для клиентов.

Второе — рынок труда. Во всех дочках иностранных финансовых организаций работают очень много казахстанцев. Это рабочие места наших соотечественников, которые получают зарплату и содержат семьи и родственников. Они получают стаж, опыт, навыки, связи, платят налоги. Это огромный социальный плюс.

Третий аспект — рынок. ЕНПФ выдает деньги по рыночной цене, то есть фактически продает банкам деньги на условиях платности и возвратности. И если иностранные банки получают деньги ЕНПФ, то они получают их на рыночных условиях, на тех же самых, что и казахстанские.

А что касается предоставления им государственных льгот, то тут необходимо отметить, что у иностранных банков сильная капитализация и фондирование от материнских компаний, а также есть возможность продавать деньги дорого, получая хорошую доходность. Позиция материнских компаний одинакова практически у всех — ты должен брать деньги там, где ты их выдаешь.

Иностранные банки не получают льготы, и это правильно. К примеру, программа Нацбанка по оздоровлению финансового сектора не предусматривает участие ни одного иностранного банка. А вот в государственных программах, операторами которых выступают БРК, Даму, ЕНПФ, любой банк может участвовать на рыночных условиях.

— Чтобы Вы посоветовали казахстанцам 35+ делать сейчас, чтобы сделать свое будущее более обеспеченным, когда мы уже не будем красивыми, молодыми, профессионально-востребованными на рынке?

— Я бы посоветовал становиться предпринимателями и инвестировать в реальный сектор экономики. Только собственный бизнес дает доходность, которую не сможет предложить ни банк, ни пенсионный фонд.

Станьте ИП, станьте главой ТОО — это самый верный способ обеспечить свою старость. Зарплата и бонусы — это предел, который задает предел депозиту в банке и пенсионным накоплениям. Единственный способ зарабатывать больше — это открыть свой бизнес. И это классно. Ни один рынок и экономика не работают только за счет финансового сектора. Да, у сектора большая доля в ВВП, но остальное двигают предприниматели. И не дай Бог будет по-другому.

Чем больше будет предпринимателей, тем больше будет клиентов у банков, больше налогов, больше рабочих мест, товаров и услуг. Сейчас у «Даму» есть огромное количество разных программ для того, чтобы стимулировать наших сограждан открыть свое дело. Существует много локальных программ кредитования для каждого региона, по которым можно получить дешевый целевой заем — от традиционных ресторанов до изготовления сувениров.

Если и становиться предпринимателем, то прямо сейчас. Потом таких возможностей может и не быть. В своем деле — самая высокая доходность.

— Планирует ли Ваш банк предлагать интересные банковские продукты в качестве альтернативы накоплений в ЕНПФ для аудитории 55+? Почему ни один банк не работает с этой достаточно обеспеченной аудиторией с точки зрения накоплений? В чем проблема?

— Если мы говорим об банковских услугах — альтернативах пенсионному фонду, то вряд ли банки будут их представлять. Мы, конечно, можем сделать абсолютно зеркальную вещь, что делает ЕНПФ — собрать деньги с клиентов и через брокеров размещать их на рынке в разные инвестиционные инструменты, но мы не сможем получить тот же объем денег и дисконт у брокеров, который может получить тот же пенсионный фонд. Это первое. Второе — если мы предложим чисто инвестиционные инструменты, они будут само собой доходнее, чем просто депозит, но они будут рискованными.

Чтобы получить доходность, измеряемую двойными значениями и вернуть деньги, нужно вложиться в стартапы. Поэтому никакой инвестиционный портфель не может стать альтернативой депозиту.

Давайте посмотрим на ставки по депозитам у нас. Ни один консервативный инвестиционный портфель на западе не предлагает таких же условий. Вот эти вещи ограничивают банкиров в предложении таких инструментов.

— Давайте подведем итоги года для Вашего банка. На чем финишировали в 2017, что будет в этом году?

— Мы диверсифицировали наш кредитный портфель. Нурбанк — универсальный банк, мы не меняем стратегию. У нас очень маленький рынок, чтобы делать ставку только на один сегмент.

Универсальный банк хорош тем, что опирается на несколько столпов. Когда проседает один, другой нас поддерживает. Розницу мы хотим довести до 25% в течение двух лет. Также в планах увеличить присутствие в массовом предпринимательстве и активно развивать digital направление.

Что мы будем делать еще в 2018-м году? Еще больше концентрироваться на внутренних процессах, вещах, которые влияют на себестоимость. В целом, в 2018 году Нурбанк будет лучше, быстрее и успешнее.


Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.