Инвестиции

​Асем Кенжебек: как работают накопления в зарубежном пенсионном фонде?

Управляющий партнер компании Center of financial advisors о глобальных альтернативных возможностях для казахстанцев, которые думают о своем пенсионном будущем.

1933

СПРАВКА:

Асем начала свою карьеру в одном из национальных холдингов, далее перешла в банковский сектор. Стаж работы на руководящих позициях более 15 лет, была руководителем крупных подразделений, членом Правления и членом Совета директоров в различных коммерческих банках и компаниях. Основной профиль — корпоративный сектор.

— Асем, Вы однозначно один из самых продвинутых пользователей финансовых услуг и продуктов. У вас несколько пенсионных продуктов в зарубежных финансовых компаниях. Расскажите подробнее: какова механика работы с зарубежным пенсионным фондом? Довольны ли вы результатом такого сотрудничества?

— Уже 5 лет я делаю добровольные пенсионные отчисления в зарубежный пенсионный фонд. Это австрийский фонд, выбор на который пал, потому что мне очень нравятся принципы австрийского законодательства в социальных направлениях.

Во-первых, регулятор Австрии контролирует компании, которые занимаются социальными накоплениями. А компании, которые предоставляют пенсионные продукты — это социальные накопления. Эти компании аудируются большой четверкой, отчеты их деятельности можно увидеть в открытом доступе и кроме того, они жестко регулируются на такой показатель как self ability (состоятельность ответить по своим обязательствам).

Раз в квартал специальный государственный орган Австрии мониторит требования по этому показателю. Многие австрийские компании имеют большую историю, за 100 лет и больше.

Против каждого принятого от клиента 1 доллара у австрийской компании, предоставляющей пенсионные продукты, должен напротив стоять свой 1 доллар. Это резервы. Я посмотрела несколько австрийских игроков, которые предлагают свои услуги также для не резидентов страны. И первым фактором выбора компании, клиентом которой я стала, было то, что по этому показателю выбранная компания не опускалась ниже 6. Фактически это богатейшая компания в Австрии.

Во-вторых, мне понравилось, что австрийское государство предоставляет гарантии для всех клиентов, как для резидентов, так и для иностранцев. Фактически это механизм, который у нас работает в виде фонда гарантирования депозитов в банках. Но в большинстве стран, такой механизм гарантирования работает только по отношению к резидентам.

Гарантия государства говорит: «Для нас самое важное — это Его Величество Вкладчик».

Третий фактор — это возможность накапливать в рамках пенсионной программы либо в долларах, либо в евро.

Основной вопрос для меня — это валюта долгосрочных накоплений. Мы все понимаем, что наши тенговые накопления в накопительной пенсионной системе подвержены риску девальвации. В следующие 30 лет, пока мы не выйдем на пенсию, естественно, она еще может не раз случится. Мы это уже прошли в 2009, в 2014 и 2015 года, совокупно получив 100% девальвационные обесценивание тенговых накоплений.

Поэтому, конечно, возможность сберегать и инвестировать в валюте — это большой плюс, потому что многие считают обязательные пенсионные отчисления определенным налогом за возможность жить и работать в стране.

— А какие дополнительные опции вы получаете как вкладчик австрийского пенсионного фонда?

— Сначала ты выбираешь программу. Программа — это срок и валюта, а также сроки добровольных пополнений. Как ты будешь делать пополнения и в какой валюте ты решаешь самостоятельно. Например, я выбрала 10-летнюю программу, пополнения делаю раз в год. Получить свои пенсионные накопления я могу и после 10 лет, не нужно ждать старости.

Доходность работает так: компании предлагают 2% гарантированный доход в валюте и по законодательству они обязаны также делиться своей доходностью с вкладчиками, поэтому распределяют более 50% своей чистой прибыли на всех клиентов.

— А каким образом вы делаете пополнения?

— Было время, когда я сама делала перечисления в эту компанию, на основании заключенного договора через казахстанские банки. Но последние 2 года, любопытно, конечно, но им запретили проводить платежи, где целевым назначением является пополнение пенсионного договора зарубежного пенсионного фонда. Сейчас через наши банки провести добровольные пополнения за рубеж уже нельзя, даже при наличии на руках договора.

Я, конечно, рассматриваю это как печальный факт закрытия возможностей инвестировать в зарубежные пенсионные программы.

— И что делать, если банки не принимают такие платежи в пользу зарубежных пенсионных фондов?

— Сейчас я вынуждена использовать иную схему оплаты. Поскольку мы постоянно встречаемся с друзьями, то через свою подругу я просто передаю ежегодный платеж в несколько тысяч долларов и она вносит их на мой счет в Австрии.

Я как профессиональный финансист, конечно хочу хеджировать свои риски и использовать свои накопления уже сейчас. К примеру, в Казахстане много обсуждалась возможность использования своих пенсионных накоплений гражданами, в виде залогов или первоначального взноса при кредитовании, но решение до сих пор нет.

А в договоре с австрийским пенсионным фондом, есть пункт, что я как нерезидент могу использовать свои пенсионные накопления в качестве залога в австрийских банках.

— Думаю, это не единственный инструмент, которым пользуются продвинутые финансисты. Какие еще альтернативные возможности предлагает глобальный финансовый рынок?

— У казахстанцев есть возможность инвестирования в трастовые фонды, зачастую эти компании зарегистрированы в офшорных зонах, к примеру, на Каймановых островах. У меня есть определённые инвестиции в один из таких трастовых фондов, который дает очень качественный гарантированый пакет. Фактически люди с небольшими деньгами могут сами управлять и размещать свои деньги за рубежом, получая больше доходности, чем в Казахстане, на том же валютном депозите.

Договор с трастом можно подписать онлайн, и на основании этого договора казахстанские банки пропускают платежи.

— На рынке есть много разных инвестиционных предложений. Как отличить этичные и правильные компании от различных мошенников, особенно, если учитывать, что многие казахстанцы не знают финансовые термины и английский язык?

— Да, это важный аспект. Поскольку я работаю в финансовом секторе и обладаю большой сетью деловых контактов, это, конечно, сразу облегчило мне поиск и выбор. Кроме того, я испытываю профессиональный интерес к тому, как работают эти компании и где они размещают инвестиции.

Мне приходится много рассказывать своим друзьям и знакомым о таких возможностях, как правильно, легально, без всяких схем размещать свои деньги за рубежом и получать как минимум гарантированную доходность от 2% годовых в валюте. В связи с тем, что казахстанские банки значительно снизили свои депозитные ставки в валюте, поиск альтернативных решений становится все более актуальным.

— Сейчас часть населения готова взять больше риска на себя и инвестировать, чтобы заставить свои деньги лучше работать и приносить доход. О каких инвестиционных платформах вы еще знаете?

— К примеру, я недавно увидела новость о европейской площадке, зарегистрированная в Прибалтике и занимающаяся кредитованием «Pear to pear». Платформа связана с микрокредитными организациями по всему миру. Люди от 30-35 лет могут выбирать страну, компании и даже конечного заемщика и кредитовать его на небольшие суммы. Многие пользователи и розничные инвесторы инвестируют 3-5 тыс.долларов и и делают доходные инвестиции всего на несколько месяцев.

На рынке также есть непонятные прокладочные компании, которые прикрываются наименованием Forex. Для меня это как казино, в котором очень много сломанных судеб. Я думаю, рынку нужно предлагать более качественные площадки, которые уже обкатались, а розничным инвесторам тщательно выбирать платформы и компании, которым собрались доверить деньги.

— Кстати, о компаниях. Если смотреть на ваш бэкграунд и на активность вашей компании, стоит ли ожидать хороших новостей на финансовом секторе Казахстана?

— В компании Center of financial advisors мы собрали активную и сильную команду аналитиков. Мы знаем практически все бизнесы и инвестиционные проекты в Казахстане. А также, мы активно осваиваем пост советские страны. Стратегически мы не ориентируемся на крупные проекты и клиентов, в этом смысле гигантоманией мы не страдаем.

Мы предлагаем инвесторам небольшие проекты, в которые они могут заходить пулом от 500 тыс. до 3 млн.долларов. Обычно это бизнесы, которые уже прошли период грин филд и которым нужны деньги для роста.

Параллельно мы уже выстроили хорошую коммуникацию с аккредитоваными спонсорами Гонконгской биржи, которые стали для нас партнером. Это крупнейшие частные инвестиционные дома Гонконга. У них хороший аппетит на крепкий средний бизнес и мы планируем в этом году реализовать сделку по выходу на IPO. Сейчас я говорю не про основную, а про альтернативную площадку, где для нашего среднего бизнеса есть возможности для размещения, конечно, если ты заходишь с правильными стратегами и спонсорами.

— Не планируете открыть собственный Equity fund, все таки интерес к инвестициям в проекты возрастает, потому что все больше людей понимают, что максимальная доходность только в бизнесе?

— В последнюю поездку я встретилась с владельцами 4 крупнейших инвестиционных домов Гонконга. Их портфели зашкаливают за миллиардные показатели, их направление — Китай, Австралия, Тайвань и т.д. И когда в неформальной обстановке ты спрашиваешь их об истории успеха, то у них вырисовывается почти одинаковая траектория. Все они начинали как банкиры, инвестиционные банкиры, потом ушли в финансовый консалтинг и заработав на этом деньги, создали свои фонды.

Фактически у нашей команды в этом смысле одна дорога. Актив компании — это наши мозги и коммуникации. В этом году мы планируем вывести минимум 2 компании на IPO в Гонконге, и деньги, которые мы заработаем на сопровождении, мы мечтаем вложить в фундамент своего Equity фонда.

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Телеграме — enpi.kz

Читайте также

Кстати, как дела у ЕНПФ?

На 1 февраля 2018 года инвестиции ЕНПФ в тенге - 70,81 %, доля инструментов в иностранной валюте 29,1%, из которых 28,6 % в долларах США.